Проект, посвященный героям и событиям великой отечественной войны

Толбухин Федор Иванович

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Родился 16 июня 1894 года в деревне Андроники ныне Ярославского района Ярославской области в крестьянской семье. В родном селе он закончил церковно-приходскую школу, а в 1907 году получил диплом об окончании Давыдковского земского училища. В этом же году после смерти отца 13-летнего мальчика взял к себе в Петербург старший брат Александр.

В Петербурге Федор в 1910 году заканчивает торговую школу и начинает самостоятельную трудовую жизнь. С января 1911 года он работает бухгалтером и продолжает учиться. В 1912 году сдал экстерном экзамен за полный курс Петербургского коммерческого училища. Впрочем, хотя Федор учился хорошо, особых наклонностей к торговле не имел.

Для Толбухина, как и для многих других советских военачальников, своеобразным жизненным рубежом стала первая мировая война. Она направила жизнь юноши по руслу, ни малейшим образом не связанному с коммерцией. В декабре 1914 года его призвали на военную службу. Рядовым мотоциклистом он попал на Северо-Западный фронт, в штаб 6-й пехотной дивизии. Затем учеба в Ораниенбаумской офицерской школе, ускоренный курс обучения, и вот он уже — прапорщик 2-го пограничного Заамурского полка на Юго-Западном фронте. Командовал взводом, ротой и батальоном, дослужился до штабс-капитана. Был дважды ранен и дважды контужен. После Февральской революции 1917 года штабс-капитан Толбухин, пользовавшийся доверием и уважением солдат, избирается членом полкового комитета. Без каких-либо колебаний штабс-капитан Толбухин принимает Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Демобилизовавшись из старой армии, Федор Толбухин возвратился домой и как профессиональный военный участвовал в создании местных военных комиссариатов. А в октябре 1918 года, когда была объявлена мобилизация бывших офицеров, его зачислили в кадры Красной Армии. Поначалу он некоторое время служил в военкомате. В июне 1919 года Федора Толбухина по его личной просьбе направили в действующую армию. В должности помощника начальника, а позднее и начальника штаба 56-й стрелковой дивизии он сражался на Западном фронте против белогвардейцев и войск Польши. За личную храбрость, проявленную в боях у Новогеоргиевской крепости, что в 30 км северо-западнее Варшавы, в августе 1920 года его наградили орденом Красного Знамени. В его аттестации за этот год по должности начальника штаба дивизии говорилось: «За время службы в штабе дивизии показал себя с самой хорошей стороны. Честно и добросовестно выполнял возложенные на него обязанности, работая не за страх, а за совесть. Трудолюбив, никогда не считался со временем.

В 1921—1922 годах Федор Толбухин в должности начальника оперативного управления войск Карельского района участвует в боях по освобождению Карелии от вторгшихся отрядов белофиннов. Его прилежность и самоотверженность в выполнении своего долга командование Карельского района отметило в специально изданном приказе и выдало ему грамоту, в которой говорилось: «За проявленную Вами самоотверженную работу, доблесть и героизм в борьбе с бандитизмом в Карелии, за то, что Вы личным трудом и энергией поставили деятельность оперативного управления на должную высоту, чем способствовали успешному выполнению стоящих перед армией задач, командование награждает Вас серебряными часами и кожаным костюмом».

Но вот гражданская война закончилась. Снова, как и после первой мировой, по домам? Нет. Толбухин решил остаться в кадрах Красной Армии. Его служба в штабах сочеталась с учебой в военной академии, закреплялась командной практикой. Почти 10 лет он возглавлял штаб 56-й Московской стрелковой дивизии и внес большой вклад в повышение уровня боевой подготовки частей этой дивизии. Свою службу в войсках, Толбухин сочетал с упорной учебой в Военной академии имени М. В. Фрунзе. Эта учеба проходила несколько своеобразно. Она растянулась на длительное время и была завершена в три приема. В 1926/27 учебном году он закончил курсы усовершенствования высшего комсостава, в 1929—1930 годах он как бы бегло повторил и углубил этот курс, а в 1933—1934 годах окончил оперативный факультет академии.

На всех штабных или командных должностях Ф. И. Толбухин неизменно получал высокую оценку своей работы. В его аттестации по должности командира полка за 1929 год говорилось: «Имеет большой практический опыт в штабной работе и солидную теоретическую военную подготовку. В обстановке разбирается быстро и принятое решение твердо проводит в жизнь. Военное дело любит и постоянно в нем совершенствуется. Скромен, выдержан. К обязанностям относится весьма аккуратно и добросовестно. В работе усидчив и настойчив. Дисциплинирован и исполнителен. Обладает достаточной силой воли, энергией и инициативой. Пользуется вполне заслуженным уважением».

В 1931 году его приняли кандидатом в члены Коммунистической партии. С тех пор он беззаветно служил ее делу до конца своей жизни. В сентябре 1937 года комбриг Ф. И. Толбухин был назначен командиром 72-й стрелковой дивизии, которая дислоцировалась в Киевском военном округе. Однако командовать дивизией долго не пришлось. В июле следующего года его назначили на ответственный пост начальника штаба Закавказского военного округа. Находясь в течение трех последующих лет на этом посту, он внес большой вклад в совершенствование боевой подготовки войск и работы штаба округа.

Под руководством Толбухина штаб Закавказского округа развернул кипучую деятельность. Внутриштабные занятия чередовались с выездами в войска. Территориальные формирования округа переводились в кадровые. Начальник штаба округа успевал бывать всюду, настойчиво учился сам, учил других, добиваясь, чтобы работа штабов соединений и частей была на должном уровне, отвечала всем требованиям управления.

В июне 1941 года Ф. И. Толбухину было присвоено воинское звание генерал-майор. В начале Великой Отечественной войны генерал-майор Ф. И. Толбухин был начальником штаба Закавказского, а затем Крымского фронтов. В конце июля 1942 года он назначается командующим 57-й армией Сталинградского фронта. Эта армия сыграла важную роль в Сталинградской битве. В оборонительный период сражения войска армии, развернутые в междуречье Дона и Волги, преградили врагу подступы к Сталинграду с юго-запада. Свыше трех месяцев ее соединения вели тяжелые оборонительные бои, в хо-де которых нанесли большой урон фашистам и сорвали все их попытки прорваться к городу. Во второй половине ноября — декабре 1942 года армия в составе ударной группировки Сталинградского, а с 1 января 1943 года Донского фронта участвовала в окружении, блокировании и разгроме вражеских войск под Сталинградом.

За умелое руководство войсками в Сталинградской битве Федору Толбухину присваивается звание генерал-лейтенанта, он награждается полководческим орденом Суворова 1-й степени. Высоко оценив военные и организаторские способности Федора Толбухина, Ставка Верховного Главнокомандования в марте 1943 года назначает его командующим войсками Южного фронта, ему присваивается звание генерал-полковника. С этого времени и до конца войны он возглавляет фронтовые объединения. Под его руководством был разработан и осуществлен ряд операций по разгрому немецко-фашистских войск. Путь на запад войскам Южного фронта преграждала линия вражеских укреплений по берегу реки Миус. Гитлеровцы объявили «Миус-фронт» нерушимой «государственной границей Германии на востоке», «воротами, запирающими путь в Донбасс». Оборона на Миусе начала создаваться еще в октябре 1941 года и продолжала совершенствоваться более полутора лет. К лету 1943 года она состояла из трех полос и достигала глубины 40—50 км. Минные и проволочные заграждения, мощные доты и дзоты, ходы сообщения, каждый опорный пункт противника был настоящей крепостью.

Чтобы сокрушить такие укрепления, нужно было тщательно подготовить войска. Вступив в командование фронтом, Федор Толбухин энергично взялся за дело. Особое внимание он уделял повышению боевой и политической подготовке войск, командиров и штабов. Всю весну и лето 1943 года шли напряженные учения. С рассвета и до темноты воины частей и соединений, предназначенных для прорыва вражеской обороны, учились штурмовать позиции, подобные миусским. Активно работала разведка, саперы усиленно готовились к наведению переправ через реку. Командующий фронтом почти беспрерывно находился в соединениях 2-й гвардейской и 5-й ударной армий, которым, по его замыслу, в будущей операции отводилась ведущая роль. Штурму «Миус-фронта» и освобождению Донбасса была подчинена и вся партийно-политическая работа в войсках.

После разгрома немецко-фашистских войск в Курской битве Южному фронту Ставкой была поставлена задача: прорвать оборону противника на реке Миус, во взаимодействии с войсками Юго-Западного фронта разгромить гитлеровцев в Донбассе, в дальнейшем наступать к низовьям Днепра в направлении Крыма, освободить Левобережную Украину - наступательная операция войск Юго-Западного и Южного фронтов, проведенная 13 августа — 22 сентября 1943 года по освобождению Донбасса.

Выполняя поставленную задачу, командование фронта разработало план операции. Согласно этому плану прорыв вражеской обороны по реке Миус предполагалось осуществить в центре полосы фронта на стыке 2-й гвардейской и 5-й ударной армий, после чего в тесном взаимодействии с войсками Юго-Западного фронта разгромить противника на юге Донбасса, в дальнейшем наступать на город Мелитополь, в направлении Крыма и низовий реки Днепр. Для развития успеха после прорыва обороны намечалось ввести в сражение конно-механизированную группу (4-й механизированный и 4-й гвардейский кавалерийский корпуса). Плотность артиллерии на направлении главного удара планировалось довести до 200 орудий и минометов на 1 км фронта.

Операция началась 13 августа мощной артиллерийской подготовкой. В первый же день войска" ударной группировки фронта продвинулись на глубину до 10 км и расширили прорыв в стороны флангов до 16 км. Затем в сражение был введен 4-й гвардейский механизированный корпус. Попытки немецко-фашистского командования ликвидировать наметившийся прорыв и остановить наступление советских войск ни к чему существенному не привели. По гитлеровцам были нанесены массированные удары с воздуха. Войска Южного фронта, отражая контратаки врага, продолжали продвигаться на запад. Они расчленили группировку противника на две части, а затем нанесли удар на юг и 30 августа овладели городом Таганрогом. Во вражеской обороне на реке Миус была пробита большая брешь. Намерения гитлеровцев эвакуироваться морем были сорваны ударами фронтовой авиации и кораблей Азовской флотилии, оперативно подчинявшейся командующему войсками фронта. Преследуя отступающего противника, войска фронта освободили от него Донбасс. Советской стране была возвращена важнейшая угольно-металлургическая база Юга.

За успешно проведенную операцию по освобождению Донбасса Федору Ивановичу Толбухину было присвоено воинское звание генерала армии. Завершив Донбасскую операцию, войска Южного фронта к 22 сентября 1943 года с боями подошли к реке Молочной. Здесь они остановились перед новым оборонительным рубежом противника, еще более сильным, чем на реке Миус. Центром обороны был Мелитополь.

Удержанию этого рубежа гитлеровское командование придавало большое значение, так как он прикрывал подступы к Крыму, нижнему течению Днепра и обеспечивал надежную связь крымской группировки с фашистскими армиями на юге. С прорывом обороны на реке Молочной длина фронта в низовьях Днепра увеличилась бы почти в 2 раза и потребовала бы дополнительных сил для его удержания. Учитывая это, враг создал здесь глубоко эшелонированную оборону и сосредоточил много сил (до 20 дивизий). Для поднятия боевого духа всему личному составу частей, сражавшихся на Молочной, выплачивалось повышенное денежное содержание, а в Берлине чеканилась специальная медаль «За оборону мелитопольских позиций». На подготовку операции по прорыву гитлеровских укреплений на реке Молочной Ставка предоставила командованию Южного фронта только трое суток, исходя из тех соображений, что эта операция должна быть увязана по срокам с наступлением войск Юго-Западного фронта. Срок очень жесткий, не оставлявший ни дня на поиск оптимальных решений. План операции пришлось составлять буквально на ходу. В общих чертах он выглядел так: прорыв обороны врага следовало осуществить на узком, 20-километровом участке правым крылом фронта. Главный удар в направлении низовья Днепра наносили 5-я ударная, 44-я и 2-я гвардейская армии. Вспомогательный удар южнее Мелитополя возлагался на 28-ю армию. В случае успеха в прорыв предполагалось ввести подвижные соединения фронта. Охватывающим маневром в юго-западном и южном направлениях они должны были окружить мелитопольскую группировку противника, а затем выйти к днепровским переправам и на Крымский перешеек. В резерве командующего фронтом оставалась 51-я армия, которая получила задачу развить успех на главном направлении. Несмотря на крайне ограниченный срок, командование фронта сумело осуществить необходимые мероприятия по концентрации сил на нужном направлении и их оперативному построению в соответствии с замыслом операции.

В установленный Ставкой срок, а именно 26 сентября 1943 года, наступление войск Южного фронта началось. С первого же дня сражение приняло исключительно упорный и затяжной характер. До 30 сентября советским войскам удалось вклиниться в оборону противника только на 2—10 км. Чтобы избежать излишних потерь, генерал Толбухин решил временно приостановить наступление. Пополнив боеприпасы, проведя необходимые перегруппировки и перестроив управление, фронт 9 октября возобновил наступление. Наибольший успех обозначился южнее Мелитополя, то есть на вспомогательном направлении, в полосе 28-й армии. 10 октября ее передовые соединения вышли к южной окраине Мелитополя. Развитие событий 9 и 10 октября показало, что план операции необходимо существенно откорректировать. Стало очевидным, что противник, определив направление главного удара, сосредоточил здесь свои основные силы. Южнее Мелитополя создались более благоприятные условия для развития успеха, но достигнуть это силами одной 28-й армии было невозможно, требовалась перегруппировка войск фронта.

Для развития успеха 28-й армии в ее полосу были переброшены 51-я армия, танковый и кавалерийский корпуса. Перегруппировка войск проходила в очень тяжелых условиях. В приазовских степях разыгрался небывало сильный буран. Для руководства действиями новой ударной группировки командующий фронтом выехал в расположение 28-й армии. Принятые командованием фронта меры дали положительный результат. 13 октября 51-я армия во взаимодействии с 28-й армией зацепилась за южную часть Мелитополя, а 23 октября советские войска овладели им полностью. Войска правого крыла фронта (с 20 октября он стал именоваться 4-м Украинским), усиленные 3-й гвардейской армией, переданной из 3-го Украинского фронта, прорвали немецкую оборону и на северном участке. Попытка немецкого командования удержать рубеж по реке Молочной путем ввода новых сил, переброшенных с других направлений, потерпела провал. Введенные в прорыв подвижные соединения фронта при активной поддержке авиации стали быстро развивать успех, угрожая основным коммуникациям противника. 26 октября немецко-фашистские войска вынуждены были начать общее отступление. В ходе этой операции войска 4-го Украинского фронта разгромили 8 вражеских дивизий и нанесли потери 12 дивизиям, очистили от противника почти всю Северную Таврию и блокировали с суши гитлеровскую группировку в Крыму. За умелое руководство войсками в Мелитопольской операции генерал армии Ф. И. Толбухин был награжден орденом Ленина.

В зимней кампании 1944 года 4-й Украинский фронт под командованием генерала Толбухина участвовал в операции по ликвидации плацдарма противника на Днепре в районе Никополя. По плану Ставки ведущая роль в этой операции отводилась войскам 3-го Украинского фронта, а 4-й Украинский фронт имел ограниченную задачу — ликвидировать плацдарм. Для этого необходимо было противника, закрепившегося на плацдарме, раздробить на части рассекающими ударами трех армий (3-й гвардейской, 5-й ударной и 28-й) и отрезать его от наиболее важных переправ через Днепр. После прорыва обороны для развития успеха намечалось ввести подвижные соединения (2 й гвардейский мехкорпус). Войска 4-го Украинского фронта в короткий срок прорвали оборону противника, а затем и успешно решили главную задачу — ликвидировали вражеский плацдарм. Теперь наступала пора освобождения Крыма. Подготовка этой операции (Имеется в виду Крымская наступательная операция войск 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии при содействии Черноморского флота и Азовской военной флотилии, проведенная 8 апреля—12 мая 1944 года по освобождению Крыма) проходила в исключительно сложных условиях. В распутицу, при бездорожье в район предстоящих боевых действий перебрасывалась с нижнего течения Днепра целая армия (2-я гвардейская), сосредоточивались крупные силы артиллерии и бронетанковых войск, подвозились и накапливались боеприпасы и продовольствие. Одновременно в войсках и штабах проводились мероприятия по организации прорыва долговременной обороны противника, глубина которой доходила до 35—40 км. Командующий фронтом генерал Толбухин внимательно следил за перегруппировкой сил и за боевой подготовкой частей.

В этом, кстати говоря, проявлялась его забота не только о том, чтобы достичь цели — освобождения Крыма от фашистских захватчиков, но и о том, чтобы цель была достигнута как можно меньшей кровью. Все, кто знал Ф. И. Толбухина и как человека и как военачальника, отмечают его постоянное внимание к суровому солдатскому фронтовому быту, к солдатскому настроению. Он требовал от командиров всех рангов, чтобы они не забывали представлять к награждению отличившихся в бою воинов. Ставка предполагала начать Крымскую операцию одновременными ударами войск 4-го Украинского фронта с севера, от Перекопа и Сиваша, и Отдельной Приморской армии с востока, с плацдармов в районе Керчи, в общем направлении на Симферополь, Севастополь при содействии Черноморского флота расчленить и уничтожить 17-ю немецко-фашистскую армию, не допустив ее эвакуации из Крыма. Основная роль в операции отводилась 4-му Украинскому фронту.

По решению командования фронта главный удар наносился с плацдарма на южном берегу Сиваша. В случае успеха этот удар выводил основную группировку фронта в тыл перекопских позиций противника, а овладение городом Джанкоем открывало свободу действий в сторону Симферополя и Керченского полуострова — в тыл находившейся там группировки врага. Вспомогательный удар наносился на Перекопском перешейке. Развитие событий показало, что противник такого варианта наступления советских войск не ожидал. Фашистское командование считало, что советские войска из-за неблагоприятных условий местности в районе Сиваша будут наносить свой главный удар на Перекопском перешейке.

Наступление войск 4-го Украинского фронта началось 8 апреля. Перед этим за 5 суток тяжелая артиллерия разрушила значительную часть долговременных сооружений врага. Атаке предшествовала артиллерийская и авиационная подготовка, длившаяся два с половиной часа. Успех операции, как и предполагало командование фронта, был достигнут с сивашского плацдарма. После ожесточенных боев наступавшая здесь 51-я армия к исходу 10 апреля прорвала оборону противника. На следующий день утром в прорыв был введен 19-й танковый корпус, который в тот же день овладел Джанкоем, крупным опорным пунктом во вражеской обороне и важным железнодорожным узлом, и начал развивать наступление на Симферополь. Опасаясь окружения, фашистское командование начало отвод своих основных сил из северной части Крыма на юг, а также с Керченского полуострова, где наступала Отдельная Приморская армия. Крымская операция закончилась полным разгромом 17-й фашистской армии, насчитывавшей в своем составе почти 200 тыс. человек. В 1941—1942 годах гитлеровским войскам понадобилось 250 дней, чтобы овладеть Севастополем, который самоотверженно защищали советские войска, в 1944 году Советская Армия освободила его за 5 дней, а для очищения от противника всего Крымского полуострова ей понадобилось 35 дней. Прорыв вражеского фронта на Миусе, разгром гитлеровцев на реке Молочной и блестяще проведенная Крымская операция выдвинули Ф. И. Толбухина в ряд наиболее талантливых советских полководцев. Именно исходя из этого Ставка назначила генерала Толбухина в середине мая 1944 года командующим войсками 3-го Украинского фронта, являвшегося одним из крупных объединений Советской Армии.

3-м Украинским фронтом Ф. И. Толбухин командовал до самого конца войны. А одна из блестящих операций, осуществленная фронтом под командованием Толбухина,— Ясско-Кишиневская. При разработке плана этой операции между командованием 3-го Украинского фронта и Ставкой возникли разногласия по вопросу о выборе направления главного удара. Ставка склонялась к тому, чтобы главным было кишиневское направление. Но генерал Толбухин, хорошо знавший обстановку на месте, предложил нанести главный удар с Кицканского плацдарма (у села Кицкань) на реке Днестр южнее города Бендеры в общем направлении на Хуши. Плацдарм этот был небольшой, но, начав наступление отсюда, можно было в случае успеха быстрее все-го (потому что короче расстояние) выйти навстречу 2-му Украинскому фронту, и тогда оказались бы окруженными войска противника в районе Ясс и Кишинева. Наступление с Кицканского плацдарма позволяло, кроме того, атаковать врага без предварительного форсирования такой крупной водной преграды, как Днестр в его нижнем течении. Важное значение имело и то, что противник никак не ожидал удара с такого крошечного плацдарма (18 км по фронту и 6—10 км в глубину). Все эти соображения были доложены в Ставку, и она согласилась с мнением командования 3-го Украинского фронта.

Замысел Ф. И. Толбухина состоял в том, чтобы, сосредоточив основные силы фронта на Кицканском плацдарме и создав здесь решающее превосходство над противником, мощным ударом на узком участке прорвать вражескую оборону и, развивая прорыв в глубину, расколоть гитлеровскую группировку на две части, изолируя немецкие войска от румынских. В дальнейшем вводом в прорыв механизированных соединений и быстрым продвижением в юго-западном направлении захватить переправы через Прут и во взаимодействии с войсками 2-го Украинского фронта окружить 6-ю немецкую армию, а при содействии Черноморского флота —3-ю румынскую армию. Вспомогательный удар наносился левофланговыми соединениями 46-й армии совместно с Дунайской военной флотилией через Днестровский лиман в направлении на город Аккерман.

На Кицканском плацдарме и прилегающему к нему восточном берегу Днестра (в полосе, составлявшей менее 10% общей протяженности фронта) сосредоточивалось 73% наличных сил пехоты, более 90% артиллерии усиления, все танковые и механизированные войска фронта. Сюда же нацеливалась и вся фронтовая авиация. Чтобы скрыть от противника район развертывания войск главной группировка и направление главного удара, командование 3-го Украинского фронта искусно осуществило мероприятия по оперативной маскировке. Основу их составляло создание ложной группировки войск на кишиневском направлении. Здесь была проведена имитация сосредоточения механизированного корпуса, стрелкового корпуса и артиллерийской дивизии. В ложном районе сосредоточения было построено свыше 5 тыс. различных укрытий, сотня складов, установлено свыше 500 макетов танков, самоходно-артиллерийских установок, орудий и минометов. Из реальных мест сосредоточения войск в направлении ложного района двигались танки, орудия, автомашины, пехота, причем преимущественно перед наступлением темноты, чтобы создать у неприятеля впечатление сосредоточения войск в темное время суток. Потом все эго ночью было возвращено обратно, а в ложном районе оставались один запасной стрелковый полк, инженерная бригада и два инженерно-строительных батальона. Им было приказано не скрывать своего присутствия, а, наоборот, всеми способами подчеркивать его, добиваясь, чтобы противник поверил, будто здесь скопилось много войск. Дымили походные кухни, работали радиопередатчики, устанавливались макеты различной боевой техники. В довершение ко всему ложный район сосредоточения надежно прикрывался средствами противовоздушной обороны, что еще больше увеличивало его достоверность.

И нужно сказать, что удалось практически полностью обмануть противника. Даже после начала наступления войск 3-го Украинского фронта с Кицканского плацдарма он все еще считал, что это только отвлекающий удар, а главный вот-вот должен последовать на кишиневском направлении. Исключительное внимание генерал Толбухин уделял подготовке войск и штабов к предстоящей операции. В ближнем тылу фронта создавались копии вражеских оборонительных рубежей, которые войска по нескольку раз в сутки «штурмовали», «прорывались» сквозь проволочные заграждения и траншеи. Под личным руководством командующего фронтом 37-я армия, предназначенная для действий на главном направлении, провела учение по прорыву вражеской обороны. На нем присутствовали командующие другими армиями, командиры почти всех корпусов и дивизий, а также офицеры штабов. Это учение напоминало собой как бы миниатюрную репетицию действий фронта в Ясско-Кишиневской операции. Одновременно в войсках проводилась большая партийно-политическая работа. Она велась с учетом того, что войскам фронта предстояло не только разгромить сильного противника, но и вести действия на территории Румынии — государства, армия которого вместе с немецко-фашистскими войсками участвовала в войне против СССР. Командующий и члены Военного совета фронта, бывая в частях, беседовали с солдатами и офицерами. Это способствовало мобилизации личного состава на повышение бдительности, укреплению воинской дисциплины, порядка и организованности, воспитанию у воинов уверенности в близкой и окончательной победе. Пожалуй, ни одна из предшествующих фронтовых операций, проведенных под руководством Ф. И. Толбухина, не проходила так планово, организованно и такими высокими темпами, как Ясско-Кишиневская. Началась она утром 20 августа после мощной артиллерийской и авиационной подготовки. В первый же день наступления войска ударной группировки завершили прорыв главной полосы обороны противника и, продвинувшись в глубину на 12 км, местами вклинились во вторую полосу. Чтобы сохранить высокий темп наступления, расширить фронт прорыва и развить первоначальный успех, генерал Толбухин приказал ввести в бой вторые эшелоны корпусов и принял меры по обеспечению ввода в сражение подвижных соединений.

На второй день войска фронта завершили прорыв обороны противника. Введенные в сражение подвижные соединения (два механизированных корпуса) продвинулись до 30 км в глубину и фактически отсекли 6-ю немецкую от 3-й румынской армии. А к исходу 23 августа войска 3-го и 2-го Украинских фронтов соединились на переправах через реку Прут и завершили окружение вражеских войск, действовавших в районе Кишинева. В этот же день 46-я армия, форсировавшая накануне Днестровский лиман, окружила и вынудила прекратить сопротивление 3-ю румынскую армию. В последующие несколько дней совместными усилиями двух фронтов были уничтожены 22 немецкие дивизии и разгромлены почти все противостоявшие румынские войска. Фашистская группа армий «Южная Украина» была почти полностью ликвидирована. Путь на Балканы был открыт.

После успешного завершения Ясско-Кишиневской операции войска 3-го Украинского фронта развернули энергичное наступление в приморских районах Румынии. Преследуя отступающего врага, они вышли на болгарскую границу. 5 сентября Ставка Верховного Главнокомандования утвердила план Болгарской операции, разработанный командованием 3-его Украинского фронта. Предстояло вывести Болгарию из войны на стороне фашистской Германии и оказать помощь болгарскому народу в освобождении от фашистского ига. При этом было решено не планировать артиллерийскую и авиационную подготовку наступления, а начать его выдвижением в колоннах передовых подвижных отрядов (по одному от каждого стрелкового корпуса первого эшелона), вслед за ними через час двинуть авангардные полки дивизий первого эшелона корпусов, а затем и главные силы трех общевойсковых армий.

8 сентября войска фронта вступили на территорию Болгарии. За 10 дней они совершили стремительные марши на запад и юг страны. Объединенными усилиями советских войск и народно-революционных сил, руководимых Болгарской рабочей партией, вся территория страны в кратчайший срок и почти без кровопролития была очищена от немецко-фашистских захватчиков. Одновременно с переходом войсками фронта румыно-болгарской границы началась передача по радио обращения командующего 3-м Украинским фронтом Федора Толбухина к болгарскому народу и болгарской армии. В нем излагались миролюбивые и интернационалистские цели вступления Красной Армии на территорию Болгарии. А на следующий день в Болгарии началось народное восстание, и власть перешла в руки комитетов Отечественного фронта Болгарии.

За выдающиеся заслуги в осуществлении Ясско-Кишиневской операции, а также операции по освобождению Болгарии 12 сентября 1944 года командующему 3-м Украинским фронтом Ф. И. Толбухину было присвоено звание Маршала Советского Союза. Высшим орденом Болгарии «За храбрость» отметили народ и правительство этой страны заслуги советского полководца. Завершив освобождение Болгарии, войска 3-го Украинского фронта под командованием маршала Толбухина в конце сентября вышли к границам Югославии. К этому времени между СССР и Югославией было достигнуто соглашение о вступлении Советской Армии на югославскую территорию для совместных операций с частями Народно-освободительной армии Югославии против немецких войск - группы армий «Ф» в составе 2-й танковой армии и группы армий «Сербия».

По разработанному командованием 3-го Украинского фронта и утвержденному Ставкой плану операции (Речь идет о Белградской наступательной операции войск 3-го Украинского фронта Советской Армии, Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ) и войск Отечественного фронта Болгарии, проведенной с 28 сентября по 20 октября 1944 года.) намечалось совместными усилиями советских и югославских войск на белградском, югославских и болгарских войск на нишском и скопьенском направлениях разгромить вражескую армейскую группу «Сербия», освободить все районы Сербии, включая Белград, образовать единый фронт советских и югославских войск и создать благоприятные условия югославской армии для полного освобождения своей страны и для наступления 3-го Украинского фронта на будапештском направлении.

Планируя Белградскую операцию, маршал Толбухин понимал ее особенности и предвидел трудности, с которыми придется столкнуться войскам при ее осуществлении. Ход боевых действий во многом предопределял горный характер местности. Особенностью операции было и то, что советским войскам впервые приходилось взаимодействовать с армиями братских народов, передавать им свой богатый боевой опыт. Для согласования предстоящих боевых действий советских, югославских и болгарских войск Военный совет 3-го Украинского фронта с разрешения Ставки направил в румынский город Крайову начальника штаба генерала С. С. Бирюзова. Туда же прибыла болгарская правительственная делегация во главе с министром Д. Терпешевым.

Наступление войск 3-го Украинского фронта началось 28 сентября. Внезапным ударом они прорвали пограничные укрепления противника и, преодолев Восточно-Сербские горы, вышли к реке Мораве. Гитлеровцы были застигнуты врасплох быстрым продвижением советских войск и не сумели направить сюда крупные силы. Воспользовавшись этим, 57-я армия 10 октября форсировала реку и продолжила свое наступление. Чтобы повысить темпы продвижения на Белград с юга, маршал Толбухин приказал с утра 11 октября ввести в сражение 4-й гвардейский механизированный корпус. При этом он особо указал, чтобы освобождение Белграда осуществлялось совмёстно с югославскими войсками.

Мною трудностей пришлось преодолеть войскам 3-го Украинского фронта в ходе Белградской операции. Сражения развертывались на широком фронте, на разобщенных большими расстояниями самостоятельных направлениях и были связаны между собой лишь общим оперативным замыслом. Гитлеровцы цеплялись за каждую пядь земли. Сильно мешали продвижению советских войск горы и реки. Тем не менее, наступление продолжалось. И вот уже советские танки прорвались к Белграду, а 20 октября 1944 года столица Югославии была освобождена. В боях за Белград советские войска взаимодействовали с частями Народно-освободительной армии Югославии.

Учитывая просьбу Тито — дать возможность югославским частям войти в Белград первыми, маршал Толбухин приказал посадить на советские танки десант из воинов 1-го Пролетарского корпуса НОАЮ. Этим достигалось одновременное вступление в город как советских, так и югославских войск.

В Белградской операции войска 3-го Украинского фронта, возглавляемые Ф. И. Толбухиным, еще раз продемонстрировали превосходство советского военного искусства над военным искусством фашистской Германии. Основным видом боевых действий советских войск в сложных условиях горной местности был маневр на окружение и уничтожение врага. В ходе операции были окружены и уничтожены сильные группировки противника юго-восточнее Белграда. Советское правительство оказало Югославии помощь продовольствием, вооружением, боеприпасами и медикаментами. Эта помощь осуществлялась через Военный совет 3-го Украинского фронта в крайне сложных условиях. Железнодорожная сеть Югославии была полностью разрушена врагом, на горные дороги также нечего было рассчитывать. Единственной транспортной артерией являлась река Дунай, но гитлеровцы при отступлении угнали все буксирные катера и баржи, многие суда затопили. Река была усеяна минами.

Командующему фронтом маршалу Толбухину, Военному совету фронта пришлось не только исполнять свои прямые, связанные с военными действиями обязанности, но и заниматься решением всех этих сложных задач по государственной линии. Правительство Югославии по достоинству оценило заслуги командующего 3-м Украинским фронтом Маршала Советского Союза Ф. И. Толбухина, наградив его орденом «Отечественный Герой Югославии».

Наступление войск 3-го Украинского фронта в Югославии и освобождение от немецко-фашистских захватчиков значительной территории этой страны и ее столицы Белграда оказали решающее влияние на дальнейший ход борьбы на Балканах. Немецко-фашистские войска, боясь оказаться отрезанными от Германии, стали поспешно уходить из Югославии и Греции.

После успешного завершения Белградской операции войска 3-го Украинского фронта были перегруппированы на будапештско-венское стратегическое направление. Обходя Будапешт с севера, в ноябре 1944 года они форсировали реку Дунай в районе Байя и очистили всю территорию Венгрии между Дунаем и озером Балатон, а затем нанесли удар вдоль западного берега Дуная на север и в конце декабря, выйдя к городу Эстергому, совместно с войсками 2-го Украинского фронта завершили полное окружение будапештской группировки противника. В дальнейшем войска 3-го Украинского фронта по приказу Ставки совместно с войсками 2-го Украинского фронта вели боевые действия по разгрому этой группировки противника.

В январе 1945 года немецко-фашистское командование предприняло попытку ее деблокировать, восстановить оборону по Дунаю и тем самым не допустить выхода советских войск в южные районы Германии, где к этому времени были в основном сосредоточены предприятия военной промышленности фашистского рейха. Готовя контрудар, гитлеровцы сумели скрытно сосредоточить мощную танковую группировку и внезапно начать наступление против войск 3-го Украинского фронта. Ночью 2 января противник нанес удар из района города Комарно в направлении Бичке, Будапешт силами 5 танковых и 3 пехотных дивизий. Наступавшие гитлеровцы превосходили находившиеся здесь советские части (31-й гвардейский стрелковый корпус) в людях примерно в 5 раз, в артиллерии — в 4,5 раза и в танках — в 17 раз. Используя свое превосходство и непрерывно изменяя направление удара, враг упорно продвигался к Будапешту. Нёсмотря на принимаемые советским командованием меры, положение все более становилось угрожающим. Особенно критическим стало оно 18 января, когда противнику удалось прорваться к Дунаю южнее Будапешта.

В этой исключительно сложной и трудной обстановке Ставка предоставила командованию 3-го Украинского фронта право самому решать, продолжать ли удерживать плацдарм западнее Дуная или отойти за реку. Командующий фронтом маршал Толбухин решил отстоять плацдарм, во что бы то ни стало. Вспоминая об этом событии, бывший командующий 17-й воздушной армией 3-го Украинского фронта маршал авиации В. А. Судец писал: «...Я не могу не подчеркнуть, что пример стойкости и мужества всем войскам фронта показал в ту тревожную ночь наш командующий Маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин. Вместе с членом Военного совета генерал-полковником А. С. Желтовым, начальником штаба фронта генерал-лейтенантом С. П. Ивановым, начальником особого отдела генерал-лейтенантом П. И. Ивашутиным и небольшой оперативной группой штаба он находился тогда на своем передовом КП в нескольких километрах от шоссе Цеце — Дунапентеле, захваченном противником. КП обороняла лишь одна батарея 45-мм противотанковых пушек.

Положение было опасным. Поэтому мы предложили маршалу Толбухину с основным КП фронта перейти на левый берег Дуная, оставив остальных на месте. Командующий фронтом отклонил это предложение. На следующий день ему позвонил Верховный Главнокомандующий. Он разрешил отвести войска фронта на левый берег Дуная. Федор Иванович Толбухин тяжело переживал этот разговор.

— Уходить на левый берег Дуная в такой обстановке — смерти подобно для войск фронта,— сказал он. И объявил нам свое решение: будем стоять на правом берегу. Он и сам не уехал, пока не стабилизировалась наша оборона. Войскам фронта был отдан приказ: никому, кроме раненых, не переправляться на правый берег. Это было мудрое и единственно верное решение, ибо отход на противоположный берег Дуная в условиях наступления противника грозил крупными потерями и лишил бы нас возможности быстро восстановить положение на участке вражеского прорыва. Тем более, что на следующий день образовавшийся ледяной затор на Дунае снес все переправы и мост в Байе» штурмовых орудий, насчитывавших 431 тыс. человек, 5630 орудий и минометов, 877 танков и штурмовых орудий и 850 самолетов. По танкам и штурмовым орудиям противник имел общее превосходство над советскими войсками в 2,1 раза.

На удар противника войска 3-го Украинского фронта ответили контрударом. До середины февраля ни на один день не прекращались напряженные бои. В ходе этих боев противник сначала был остановлен, а потом отброшен в исходное положение. Полтора месяца тяжелых боев не дали немецко-фашистскому командованию ожидаемых результатов. Оно потеряло несколько сот танков, большое количество живой силы, но не смогло ни деблокировать гарнизон Будапешта, ни отбросить советские войска за Дунай.

13 февраля над Будапештом взвилось советское знамя. Маршал Толбухин был награжден орденом «Мадьяр Сабадшаг» («Венгерская свобода») и большим крестом ордена «Венгерская республика».

Разгром будапештской группировки гитлеровцев открывал войскам 3-го Украинского фронта путь на Вену и к южным районам Германии. Однако немецко-фашистское командование, пытаясь во что бы то ни стало сохранить за собой южные районы Венгрии с ее нефтепромыслами и надежно прикрыть подступы к Южной Германии, в марте 1945 года предприняло в районе озера Балатон еще одну судорожную попытку отбросить войска 3-го Украинского фронта за Дунай. Для этого оно перебросило сюда из Бельгии и Франции 6-ю танковую армию СС, оснащенную новейшими типами танков. Против 3-го Украинского фронта противник сосредоточил 31 дивизию, в том числе 11 танковых, 5 боевых групп, 1 моторизованную бригаду и 4 бригады Вскрыв намерение противника осуществить контрнаступление в районе озера Балатон, Ставка Верховного Главнокомандования приказала 3-му Украинскому фронту перейти к обороне, во взаимодействии с войсками 2-го Украинского фронта отразить вражеский удар и разгромить его наступательную группировку, а затем перейти к решительным активным действиям на венском направлении.

Выполняя приказ Ставки, маршал Толбухин решил сдержать наступление противника жесткой обороной занимаемых позиций, а фронтовых и армейских контр-ударов не наносить, контратаки в соединениях и частях осуществлять только в исключительных случаях, когда успех их не будет вызывать сомнений, основные усилия фронта сосредоточить в полосах обороны 4-й гвардейской и 26-й армий, где ожидалось наступление главных сил противника. Оперативное построение войск фронта — в два эшелона. В резерве командующего фронтом иметь два танковых, механизированный, кавалерийский корпуса и стрелковую дивизию. Общая глубина обороны, в том числе противотанковой,— 25— 30 км.

Такое решение показывает, что командование фронта было уверено в стойкости советских воинов, в способности фронта с максимальной экономией сил измотать противника, чтобы затем перейти в наступление. Наступление гитлеровцев началось на рассвете 6 марта. Как и предполагалось, главный удар противник наносил по войскам 4-й гвардейской и 26-й армий. Сражение с первых же часов приобрело характер крайней ожесточенности, особенно в полосе 26-й армии. В отдельные моменты со стороны противника здесь одновременно участвовало в атаках до 350 танков и штурмовых орудий, в то время как советские войска в первой линии обороны ни танков, ни самоходных орудий не имели. Непрерывным огнем артиллерии и ударами авиации советские войска отражали вражеский натиск. Как только определилось направление главного удара врага, маршал Толбухин приказал выдвинуть на заранее подготовленную оборону подвижные резервы, а соединениям 27-й армии занять участок обороны от озера Веленце до канала Шервиз. Одновременно с других направлений сюда были переброшены артиллерийские части и соединения. Отражая многочисленные атаки крупных сил противника, советские войска стойко удерживали свои позиции и наносили врагу тяжелые потери.

Одной из важных предпосылок успешных действий войск 3-го Украинского фронта в Балатонской оборонительной операции являлось то, что командование фронта умело разработало и осуществило четко продуманную систему поддержания войск в высокой степени готовности. Ее основу составляло наличие эффективной разведки, дежурных сил от взвода до фронта включительно, готовых к немедленным действиям, а также правильное определение сроков, направлений и силы ударов противника. Большое внимание уделялось тщательной и заблаговременной подготовке войск и органов управления к отражению массированных ударов авиации и танков врага в любых условиях. Все это позволило советским войскам эффективно обороняться и наращивать силу ответных ударов.

Характерная черта Балатонской оборонительной операции — резкая и частая смена обстановки. Противник в течение всего сражения, продолжавшегося до 15 марта, пытался прорваться то на одном направлении, то на другом. Советскому командованию приходилось все время быть начеку, гибко маневрировать силами, особенно артиллерией. Фронтовые резервы быстро и оперативно направлялись туда, где возникала угроза вражеского прорыва. Благодаря этому противнику так и не удалось развить успех, и он вынужден был прекратить наступление. 15 марта он сам перешел к обороне. Опасаясь полного разгрома, немецко-фашистское командование начало поспешно отводить свои войска на запад.(Враг отходил под непрерывным давлением войск 3-го Украинского фронта.

В конце марта, преодолев пограничные укрепления противника, войска маршала Толбухина вступили в пределы Австрии. К наступлению на Вену 3-й Украинский фронт готовился в ходе Балатонской оборонительной операции. Тогда были приняты меры к тому, чтобы не втянуть в сражение 9-ю и 4-ю гвардейские армии, находившиеся во втором эшелоне и резерве фронта, поскольку именно этим армиям, по замыслу Ставки, отводилась роль ударной группировки в предстоящем наступлении. В расчете на это армии пополнялись людьми и материальной частью в первую очередь, хотя в том же самом крайне нуждались войска, отражавшие бешеный натиск противника. Одновременно проводилась большая работа по перегруппировке и скрытному сосредоточению ударной группировки, накоплению запасов.

В соответствии с указаниями Ставки командование фронта решило прорвать оборону противника двумя армиями правого крыла (9-я и 4-я гвардейские), окружить и совместно с двумя армиями центра уничтожить его танковые соединения. В дальнейшем предполагалось развернуть наступление в общем направлении на Вену. Войска левого крыла фронта (57-я и 1-я болгарская армии) должны были наступать южнее озера Балатон с задачей разбить 2-ю немецкую танковую армию.

16 марта после сильной артиллерийской и авиационной подготовки началось наступление ударной группировки 3-го Украинского фронта. Оно оказалось внезапным для противника. Прорвав оборону, войска 9-й и 4-й гвардейских армий начали продвигаться в западном и юго-западном направлении. На третий день операции по приказу маршала Толбухина в сражение была введена 6-я гвардейская танковая армия. Условия для техники трудные — началась весенняя распутица, на пути лежали леса и горы, приходилось преодолевать реки и оборонительные сооружения. Словом, нелегок был гнуть к столице Австрии — прекрасной Вене. Попытка немецко-фашистского командования задержать наступление войск 3-го Украинского фронта восточнее Вены потерпела провал. Ломая упорное сопротивление гитлеровцев, советские войска 1—4 апреля вышли на подступы к австрийской столице.

Произведя необходимую перегруппировку сил, командующий фронтом маршал Толбухин решил овладеть Веной одновременными ударами с трех направлений: с юго-востока — силами 4-й гвардейской армии и 1-го гвардейского механизированного корпуса, с юга и юго-запада — силами 6-й гвардейской танковой армии с приданным ей 18-м танковым корпусом и частью сил 9-й гвардейской армии. Остальные силы 9-й гвардейской армии должны были обойти город с юга, совершив марш через отроги Восточных Альп, и отрезать пути отхода врагу на запад.

Наступление началось 5 апреля, а на следующий день, когда войска фронта ворвались на окраины Вены, маршал Толбухин, желая сохранить австрийскую столицу и ее исторические памятники культуры и искусства от разрушения, обратился к населению города с призывом оставаться на местах, помогать советским воинам не дать фашистам разрушать город. При этом были приняты все меры, чтобы как можно меньше пострадало население Вены, сам город с его дворцами, парками, театрами и музеями. На седьмые сутки боев войска 3-го Украинского фронта полностью овладели Веной.

В приказе Верховного Главнокомандующего от 13 апреля 1945 года, посвященном этому важному событию, говорилось: «Войска 3-го Украинского фронта, при содействии войск 2-го Украинского фронта, после упорных уличных боев, сегодня, 13 апреля, овладели столицей Австрии — городом Вена — стратегически важным узлом обороны немцев, прикрывающим пути к южным районам Германии». В ходе боев на подступах к Вене и за Вену с 16 марта по 13 апреля войска фронта разгромили 11 танковых дивизий немцев, в том числе 6-ю танковую армию СС, взяли в плен более 130 тыс. солдат и офицеров противника, уничтожили и захватили 1345 танков и самоходных орудий, 2250 полевых орудий и много другого военного имущества.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 апреля 1945 года Маршал Советского Союза Федор Иванович Толбухин «за умелое выполнение заданий Верховного Главнокомандования по руководству боевыми операциями большого масштаба, в результате которых достигнуты выдающиеся успехи в деле разгрома немецких войск», был награжден орденом «Победа». Венская наступательная операция явилась для командования и войск 3-го Украинского фронта завершающим событием на их нелегком ратном пути. После окончания боевых действий в Центральной Европе 3-й Украинский фронт переместился в Болгарию и Румынию и составил Южную группу советских войск, главнокомандующим которой стал маршал Толбухин. Кроме этого, будучи председателем Союзной контрольной комиссии в Болгарии, Толбухин одновременно был назначен председателем Союзной контрольной комиссии в Румынии. «О способностях Толбухина как выдающегося военачальника,— писал А. М. Василевский,— говорят операции, осуществленные, полностью или частично, Южным, 3-м и 4-м Украинским фронтами, которыми он командовал: Донбасская, Мелитопольская, Никопольско-Криворожская, Крымская, Ясско-Кишиневская, Белградская, Будапештская, Балатонская, Венская. Толбухин показал себя как настоящий стратег. Руководимые им войска освобождали от врага территорию и народы Румынии, Болгарии, Югославии и Венгрии, крушили гитлеровский порядок в Австрии, он снискал себе известность во многих странах Европы. После войны Ф. И. Толбухин, занимая ответственные посты и будучи очень больным, продолжал успешно выполнять свои обязанности. Никогда не забуду, как Федор, лежа на больничной койке, буквально за несколько минут до своей кончины, уверял, что завтра он выйдет на работу».

В январе 1947 года маршал Ф. И. Толбухин назначается командующим войсками Закавказского военного округа. Он радовался возвращению в полюбившиеся ему места. Однако расшатанное войнами здоровье вскоре начало сдавать. 17 октября 1949 года Федора Ивановича Толбухина не стало.

За большие военные заслуги Маршал Советского Союза Федор Иванович Толбухин был удостоен звания Героя Советского Союза, награжден 2 орденами Ленина, 3 орденами Красного Знамени, орденом «Победа», 2 орденами Суворова 1-й степени, орденами Кутузова 1-й степени, Красной Звезды, медалями, а также иностранными орденами и медалями.

 

Антонов А.И.
Баграмян И.Х.
Батов П.И.
Бирюзов С.С.
Василевский А.М.
Ватутин Н.Ф.
Власов А.А.
Говоров Л.А.
Голованов А.Е.
Еременко А.И.
Жуков Г.К.
Кожедуб И.Н.
  Конев И.С.
Кузнецов Н.Г.
Покрышкин А.И.
Рокоссовский К.К.
Ротмистров П.А.
Рыбалко П.С.
Сталин И.В.
Толбухин Ф.И.
Черняховский И.Д.
Чуйков В.И.
Шапошников Б.М.
 

Над проектом работали : Васюкович Вячеслав Сергеевич  и  Голуб  Максим Александрович