Проект, посвященный героям и событиям великой отечественной войны

Оборона Одессы, 1941 год

В последних числах июля 1941 года войска левого крыла Южного фронта, ведя тяжелые оборонительные бои, отошли за Днестр. Приморская группа, затем армия, созданная из левофланговых дивизий 9-й армии в составе 25-й и 95-й стрелковых и 1-й кавалерийской дивизий, переправилась на восточный берег Днестра и заняла оборону от Тирасполя до Каролино-Бугаза. Ее левый фланг упирался в Черное море. Правее Приморской армии на широком фронте по Днестру оборонялась соседняя 9-я армия.

Против советских войск действовали 11-я немецкая и 4-я румынская армии. Они наступали в общем направлении на Вознесенск с целью осуществить глубокий прорыв между 9-й и Приморской армиями и, отбросив последнюю к морю, захватить Одесскую военно-морскую базу ударом с суши. Наступление вражеских войск развивалось быстро. К 7 августа они овладели городами Котовск, Первомайск, Кировоград, Вознесенск, а их авангардные части достигли Кременчуга. Создалась прямая угроза разгрома всего левого фланга Южного фронта. Опасность нависла над Одессой, Николаевом, Очаковом и Херсоном. В такой сложной обстановке штаб Южного фронта в начале августа принял решение о последовательном отводе своих армий на Южный Буг и Днепр, причем прикрытие Одесского направления и Одесской военно-морской базы с суши возлагалось на Приморскую армию. Ей было приказано отойти на рубеж Березовка - Катаржино - ст. Кучурган и занять оборону. Выполняя приказ, части Приморской армии, ведя ожесточенные оборонительные бои, в течение 7-10 августа отходили на этот рубеж. Однако удержать его они не смогли в связи с исключительно большим превосходством противника в живой силе и боевой технике, особенно в танках. Только к исходу 10 августа части армии получили возможность задержаться на рубеже Александровна - ст. Буялык - Павлинка - Старая Вандалинка - Бриновка - Мангейм - Беляевка - Каролино-Бугаз. Этот оборонительный рубеж полукольцом охватывал район и город Одессу и своими флангами упирался в Тилигульский и Днестровский лиманы. Таким образом, начались бои на дальних подступах к городу. Выход войск противника на подступы к Одессе потребовал от командования Черноморского флота быстрых решений. Перед руководством Одесской военно-морской базы была поставлена задача - связаться с командованием сухопутных войск для разработки плана обороны города с использованием кораблей и особенно артиллерийских батарей на суше, обратив особое внимание на вопросы взаимодействия. Кораблям военно-морской базы было приказано поддерживать войска, обороняющие Одессу, до последнего снаряда. В случае окружения Одессы предусматривалась организация поддержки защитников города и их снабжения с моря. Для этой цели было решено использовать корабли и авиацию основных сил Черноморского флота. Выполняя приказ, командующий Одесской военно-морской базой по своей инициативе принял решение о формировании частей морской пехоты. Это не сразу было понято некоторыми руководителями штаба базы. Они говорили, что моряки не обучены действовать на суше, плохо знают тактику сухопутных войск, что для частей морской пехоты трудно найти командиров и т. п. Однако такие настроения были преодолены благодаря решительной позиции командующего военно-морской базой контр-адмирала Г.В.Жукова и ее комиссара С.И.Дитятковского, и через несколько дней был сформирован 1-й полк морской пехоты под командованием полковника Я.И.Осипова. В состав этого полка вошли школа младших командиров, химическая рота, часть караульной роты, десантная группа, матросы и командиры с канонерских лодок, из частей морской артиллерии, береговой и противовоздушной обороны - всего около 1200 бойцов и командиров. На первых порах полк не имел артиллерии, средств связи, саперных лопат и другого имущества. Перед 1-м полком морской пехоты была поставлена задача - оборонять район Чебанка - Дофиновка. Вскоре началось формирование второго такого же полка, который первоначально получил наименование резервного. 2-му полку морской пехоты было поручено готовить личный состав для ведения боя на суше, направлять на фронт маршевые роты, защищать и охранять порт и подходы к нему от возможной высадки морского десанта противника, прикрывать основные передовые батареи. Позднее на него была возложена оборона района Новой Дофиновки, пляжа возле нее и Бурлачьей Балки. Первоначально полк состоял из 700 бойцов. Всего в обороне города на суше участвовало около 8 тысяч моряков Черноморского флота. Одновременно, выполняя приказ народного комиссара Военно-Морского Флота, командование перенесло боевую деятельность Черноморского флота в северо-западный район Черного моря и направило часть его сил на защиту Одессы. Количество боевых кораблей и самолетов в этом районе было увеличено, подходы к Одессе с моря были заминированы. Эти и другие мероприятия командования Черноморского флота и Одесской военно-морской базы были вполне целесообразны и сыграли значительную роль в деле организации обороны подступов к Одессе. 8 августа 1941 года был опубликован приказ начальника гарнизона Одессы №25. В нем говорилось:
“1. С 19:00 8 августа с. г. гор. Одесса с окрестностями объявляется на осадном положении.
2. Въезд граждан в город без специальных пропусков, выдаваемых председателями райисполкомов, запрещается.
3. Во изменение приказа по гарнизону № 21 от 4 августа 1941 г. движение граждан и всех видов гражданского транспорта с 20:00 и до 6:00 запрещается. Возвращение с работы и следование по служебным делам в этот период разрешается лишь по специальным пропускам, выдаваемым комендантом гарнизона.
4. За всякие диверсионные вылазки (стрельба с чердаков, подача световых сигналов, работа радиопередатчиков) отвечают домовладельцы, управляющие домами и дворники.
5. За нарушение приказа виновные будут привлекаться к строжайшей ответственности по законам военного времени. Начальник гарнизона гор. Одессы Жуков.
Комиссар гарнизона гор. Одессы Дитятковюкий.
Комендант гарнизона гор. Одессы Проценюк”
Несколько дней спустя было опубликовано обращение Одесского областного и городского комитетов КП(б)У и исполкомов областного и городского Советов депутатов трудящихся ко всем жителям Одессы. “Товарищи! - говорилось в обращении. - Враг стоит у ворот Одессы - одного из важнейших жизненных центров нашей Родины. В опасности наш родной солнечный город. В опасности все то, что создано в нем руками трудящихся. В опасности жизнь наших детей, жен, матерей. Нас, свободолюбивых граждан, фашистские головорезы хотят превратить в рабов. Пришло время, когда каждый из нас обязан встать на защиту родного города. Забыть все личное, отдать все свои силы на защиту города - долг каждого гражданина... Выполняйте все указания военного командования. До последней капли крови бейтесь за свой родной город, за каждый дом, за каждое предприятие. Деритесь за каждую пядь земли своего города! Уничтожайте фашистских людоедов! Будьте стойкими до конца!” Обращение заканчивалось словами: “Наше дело правое. Враг будет разбит! Победа будет за нами. Одесса всегда будет несокрушимой крепостью большевизма на Черном море!” Слова обращения глубоко всколыхнули самые широкие массы трудящихся города. Вновь прокатилась волна митингов и собраний на предприятиях и в учреждениях Одессы. Выступавшие на митингах труженики города давали клятву отдать все силы на его защиту. “Мы, трудящиеся Одессы, - единодушно заявили рабочие, служащие и инженерно-технические работники завода “Красный Октябрь”, - горячие патриоты своего любимого города, нашей южной красавицы Украины. Кипит в ней жизнь, работают фабрики и заводы, приходят и уходят из порта корабли. Красивые ровные улицы города полны людей. Остервенелый враг хочет нарушить жизнь прекрасного советского города. Не бывать этому никогда! Все как один станем грудью на защиту родного города от варваров!” Рабочие завода имени Январского восстания - бывшие красногвардейцы - выступили с горячим призывом защищать родной город до последней капли крови. “Пока мы живы, - говорили они,- не дадим извергам издеваться над нашими детьми и женами, не допустим врага к нашему прекрасному городу. Одесса была, есть и будет советской!” Широким потоком поступали заявления от патриотов города, просивших зачислить их в народное ополчение, в истребительные отряды, в отряды МПВО, отправить на фронт. Так, значительная часть дружинниц, закончивших обучение при Воднотранспортном райкоме Красного Креста, обратилась с просьбой немедленно отправить их на передовые позиции. Уходя на фронт, они заверяли трудящихся своего родного города, что выполнят свой долг до конца. В своем прощальном письме дружинница Кашицкая писала: “До свиданья, дорогие боевые подруги, желаю вам счастья и побед. Я же вернусь с победой над гнусным врагом - фашизмом. А если придется умереть за Родину - то умру без страха. Вы же будьте готовы заменить каждую из нас, если кто выйдет из строя. Жму ваши руки. С приветом Кашицкая”. Таких фактов было множество. Люди, которым предстояло защищать Одессу, горели желанием разгромить ненавистного врага. Местность, где разгорелись ожесточенные бои, представляла собой слегка всхолмленную, понижающуюся к морю равнину. Берега моря высокие и довольно крутые, с узкими песчаными и каменистыми пляжами. Район пересечен широкими, глубиной до 40 м, балками, вытянутыми с севера на юг семью лиманами. Некоторые из них отделены от морского побережья пересыпями, достигающими 2-5 км ширины, другие соединяются с морем. Длина лиманов колеблется от 6,5 до 40 км, ширина - от 1 до 5 км, глубина - от 3 до 9 м. Берега высокие и обрывистые. Верховья всех лиманов пересыхают, однако дно остается вязким. Наиболее важными с оперативной точки зрения были Тилигульский и Днестровский лиманы, поскольку они находились на флангах обороны. Оценивая характер местности на подступах к Одессе, надо сказать, что она представляла больше удобства для наступления, чем для обороны. Лиманы, делящие побережье на несколько изолированных друг от друга участков, затрудняли маневрирование обороняющихся войсковых частей с запада на восток и обратно и осложняли их взаимодействие. С берега моря местность плохо просматривалась, оттуда можно было видеть только прибрежные балки, долины, лиманы. Это ограничивало возможность наблюдения за действиями противника и затрудняло боевое использование корабельной артиллерии. Сложность стоявшей перед защитниками города задачи состояла и в том, что войска были вынуждены обороняться на очень широком фронте. Оборона Одессы с суши не была подготовлена в мирное время. Оборонительные работы на Одесском направлении были начаты только в связи с отходом советских войск из Бессарабии за Днестр. С 17 июля 1941 года 2-е и 5-е управления военно-полевого строительства начали строительство оборонительных рубежей, прикрывавших Одессу. Однако к началу обороны города строительство не было завершено до конца. С целью организации длительной борьбы командование армии дало указание войсковым частям приступить к подготовке глубокой системы оборонительных рубежей в тылу армии. Передовые рубежи этой системы проходили через Большой Аджалыкский лиман, западнее Свердлова, по южной окраине Кубанки, через Ильинку, Чеботаревку, Палиово, ст. Выгода, Карсталь, по южной окраине Беляевки с ответвлением на Вакаржаны, Петерсталь и Францфелъд. Протяженность передовых рубежей составляла около 80 км, их фланги опирались на труднопроходимые преграды - Большой Аджалыкский и Днестровский лиманы. Расстояние от окраин Одессы до передовых оборонительных рубежей достигало 20-25 км. Это обеспечивало защиту города и порта от артиллерийского огня противника. Главный рубеж обороны пролегал по южной окраине Гильдендорфа, через Протопоповку, Дальник, Татарку и Сухой лиман. Он имел длину более 50 км и отстоял от окраины города на 8-14 км. В случае отхода советских войск на этот рубеж город и порт входили в зону артиллерийского обстрела. Чем дальше к югу, тем больше возрастала опасность. Например, прорыв войск противника на вторую линию главного оборонительного рубежа (Крыжановка - пос. Застава - Сухой лиман - Люстдорф) давал им возможность обстреливать город и портовые сооружения одновременно с нескольких направлений. Всю эту систему должны были дополнять укрепления в черте города: баррикады, окопы, противотанковые препятствия и другие оборонительные сооружения. Кроме того, было предусмотрено затопление пересыпи у Хаджибейского лимана взрывом плотины, перекрывающей лиман. К инженерным работам намечалось привлечь личный состав военно-морской базы, тыловые части армии и трудоспособное население города. Успешное создание такой глубокой системы оборонительных рубежей, конечно, сыграло бы большую роль. Но решить эту задачу из-за недостатка времени не удалось. 12 августа вражеские войска, стремясь прорваться к Одессе, начали вести яростные атаки в трех направлениях: на Булдинку, Большое Фестерово и Беляевку. Однако попытки противника были отбиты с большими для него потерями. Только на Беляевском направлении из участвовавших в атаке вражеских 12 танков было уничтожено 7. На следующий день атаки возобновились с еще большей силой, но и на этот раз они были безуспешными. В ходе боев было установлено, что широкий фронт обороны и меридиональное расположение лиманов сильно затрудняли маневренность советских войск, их взаимодействие, а главное - связь и управление. Поэтому командование Приморской армии решило перегруппировать войска и реорганизовать систему всей обороны. Это нашло свое отражение в боевом приказе от 13 августа 1941 года, который имел большое значение в деле обороны Одессы и был по существу первым документом, отражавшим переход к стабильной обороне города. В приказе говорилось, что Приморская армия должна до последней возможности удерживать рубеж Григорьевка - Свердлово - Ильинка - Бриновка - Секретаревка - Мангейм - Кагарлык - Беляевка - Овидиополь - Каролино-Бугаз. Фронт войск Приморской армии, оборонявших Одессу, был разделен на три сектора - восточный, западный и южный во главе с комбригом Монаховым, генерал-майором Воробьевым и полковником Захарченко. В целях осуществления стройного взаимодействия сухопутных войск и флота корабли Одесской военно-морской базы получили боевые задачи по секторам обороны сухопутных войск. Так, эсминцы “Фрунзе”, “Дзержинский”, “Шаумян”, “Незаможник” и крейсер “Красный Крым” поддерживали своим артиллерийским огнем войска восточного сектора. Несколько дней спустя, когда выяснилось, что против восточного сектора обороны направлен главный удар противника, к перечисленным кораблям присоединились эсминцы “Смышленый” и “Беспощадный”, канонерские лодки “Красная Грузия”, “Красная Армения” и “Красный Аджаристан”. Поддержка артиллерийским огнем войск западного и южного секторов, где противник вел наступление с ограниченными целями, была возложена на три корабля: крейсер “Красный Кавказ” и два эсминца. В соответствии с приказом войска армии заняли свои районы, продолжая вести тяжелые бои с врагом, рвавшимся на ближайшие подступы к Одессе. Войска противника по численности превосходили силы Приморской армии более чем в два раза. А главное, они имели свыше 100 танков, тогда как в частях Приморской армии было всего два танка и около десятка бронемашин. Особенно сильные бои развернулись в восточном секторе обороны, где враг с 15 августа перешел в решительное наступление, нанося удар по правому флангу. К вечеру того же дня вражеские войска прорвали оборону сектора и захватили Булдинку. Но дальнейшее продвижение противника в глубь обороны было приостановлено. Этому во многом способствовала большая помощь крейсера “Красный Крым” и эсминцев “Шаумян” и “Дзержинский”, которые мощным артиллерийским огнем нанесли наступавшим войскам значительные потери. Перейдя в контратаку, бойцы морской пехоты отбросили врага и освободили Булдинку. Тем не менее попытки врага прорваться к Одессе с востока не прекращались. В ночь на 16-е и днем 16 августа войска противника продолжали свои атаки. На первых порах они имели успех; им удалось глубоко вклиниться в оборону советских войск и прорваться в район Шицли. Разгорелись многочасовые бои, в ходе которых 17 августа прорвавшиеся части противника (два батальона и рота танков) были окружены и разгромлены. Было захвачено большое число пленных, 18 орудий, 3 танка, бронеавтомобиль и много других трофеев. Однако на другой день, введя в бой новые силы, при поддержке авиации, вражеские войска все же сумели вновь вклиниться в оборону советских войск в направлении Шицли. Одновременно развернулись ожесточенные бои и в южном секторе, на левом фланге обороны. Сосредоточив в районе Кагарлыка одну пехотную дивизию и 70 танков, противник перешел в наступление на узком участке фронта. Несмотря на упорное сопротивление бойцов 25-й Чапаевской стрелковой дивизии (командир дивизии генерал-майор И.Е.Петров), оборонявших этот сектор, врагу удалось прорвать оборону. Дальнейшее продвижение вражеских частей в направлении на Карсталь создавало серьезную угрозу. Для ликвидации прорыва и уничтожения кагарлыкской группировки противника 1-я кавалерийская дивизия, составлявшая армейский резерв, с приданным ей 90-м полком 95-й стрелковой дивизии получила приказ в качестве ударной группы армии к утру 17 августа атаковать продвинувшиеся части противника в общем направлении на Кагарлык - Гладеницу и уничтожить их. Для поддержки ударной группы с севера в район Первомайска были направлены два батальона 95-й стрелковой дивизии (командир дивизии генерал-майор В.Ф.Воробьев). Частям 25-й стрелковой дивизии командование поручило удерживать занимаемые ими рубежи, не допуская дальнейшего продвижения врага на восток, и с утра 17 августа предпринять контратаку юго-восточнее Кагарлыка. 136-й запасной стрелковый полк должен был к рассвету 17 августа занять рубеж Карсталь - Фрейденталь, чтобы ликвидировать возможный прорыв врага в направлении Вакаржаны - Дальник. В указанное время части ударной группы перешли в наступление. Оно развивалось неудачно, главным образом по той причине, что район наступления ударной группы находился слишком далеко от кораблей военно-морской базы. Поэтому корабельная артиллерия не смогла поддержать наступление артиллерийским огнем. Немалое значение имели также нехватка в частях артиллерии и отсутствие танков. После неудачных попыток прорвать оборону противника советской ударной группе пришлось самой перейти к обороне. 17 и 18 августа шли тяжелые бои с превосходящими силами врага, которые несли большие потери, но сумели вновь продвинуться на 2 км. Обстановка на этом участке еще больше осложнилась. Развернулись тяжелые бои и в западном секторе обороны. Хотя здесь наступление врага носило вспомогательный характер, однако в случае успеха оно могло дать противнику большие оперативные преимущества. 17 августа сильная вражеская группировка в составе не менее двух пехотных дивизий, усиленных 60 танками, перешла в наступление на узком участке фронта, нанесла удар по боевым порядкам 95-й стрелковой дивизии и начала продвигаться по направлению к Одессе. Однако советские части выдержали удар врага и в свою очередь обрушили на него шквал пулеметного и артиллерийского огня. В отражении атак противника приняли участие истребительная авиация и первый бронепоезд, построенный рабочими Одессы. Закипели кровопролитные бои, в которых обе стороны несли большие потери. Бои продолжались и 18 августа, причем становились все более напряженными. К 19 августа положение на всем фронте обороны Одессы значительно ухудшилось. Перегруппировав свои силы, войска противника при поддержке авиации и танков усилили темпы наступления, по-прежнему нанося удар одновременно по обоим флангам обороны. Советские войска вновь были вынуждены отступить. В результате части Приморской армии лишились на своем правом фланге оперативной связи с войсками 9-й армии. Утрата связи с фронтом и сухопутных коммуникаций с тылом страны поставила защитников Одессы в чрезвычайно тяжелое положение. Теперь снабжение и эвакуацию раненых, гражданского населения и промышленного оборудования можно было осуществлять только морем. Наступил наиболее критический период обороны Одессы - борьба на ближних подступах к городу.
 
Восточный фронт
Приграничное сражение
оборона Таллинна
оборона Одессы.
Брестская крепость
 
 

Над проектом работали : Васюкович Вячеслав Сергеевич  и  Голуб  Максим Александрович